Я должен быть объективен и судить по справедливости - Ялта лучше Ниццы
А.П. Чехов
Акции Позвонить
Крым, Ялта, ул. Кирова, 39

8 (800) 500-72-99 Отдел бронирования

8 (978) 982-60-06 Лечебный корпус

Бронирование
В Санатории Кирова прошла значимая встреча с ветераном Великой Отечественной войны Андреем Аркадьевичем Бобыльковым

В Санатории Кирова прошла значимая встреча с ветераном Великой Отечественной войны Андреем Аркадьевичем Бобыльковым

23.05.2019

IMG_8486_.jpg

Андрей Аркадьевич Бобыльков, ветеран Великой Отечественной войны, военный корреспондент, один из немногих в почтенном 92-летнем возрасте действующих журналистов, соратник Товстоногова и его правая рука в легендарном БДТ, одним словом не человек, а кладезь истории и жизненного опыта.

Андрей Аркадьевич поделился с нами историей своей жизни. Громко отчеканивая каждое слово будто диктор, Андрей Аркадьевич рассказал, что ему было всего 14 лет, когда он уже работал кочегаром на пароходе «Цюрупа», доставляющем нефть и топливо из Астрахани в Москву по Волге через только-только освобожденный, но остававшийся под бомбардировками Сталинград в начале 1943 года. Вместе с ним там работал его ровесник Гриша, с которым они успели подружиться.

«Первое понимание, что такое освобожденный город — это руины, искареженный пейзаж, трубы, корпуса зданий, но от них остались лишь стены с дырами» — , вспоминает Андрей Аркадьевич.

Пароходы-тягачи под пулями тащили за собой на стометровом тросе наливные баржи 10 метров вглубь воды. Трос был таким длинным на случай атаки и взрыва баржи, полной горючих материалов. Обычно колонна насчитывала до 17 пароходов на расстоянии до 200 метров друг от друга, а перед ними шли катера с железными листами, которые взрывали магнитные мины, расставленные немцами на Волге. На носу и корме каждого корабля находились пушки, а по обеим сторонам капитанского мостика — пулеметы. Спаянные четыре пулемета Максим с одной гашеткой. Каждому члену экипажа проводился инструктаж, но не все стреляли из него на практике.

«И вот как-то во время прохода через перекат прошел первый пароход, второй, третий. У всех облегчение: «Слава Богу». А на четвертом и пятом — взрыв. Руки, головы — в воздух, и пламя высотой 100 метров. Все останавливаются, потому что сзади даже вода горит из-за нефти. Снова появляются катера слева и справа, чтобы взорвать мины. Дважды было такое», — поделился А.А. Бобыльков.

Но однажды, когда ранним утром в тумане пароходы шли вверх по Волге под Камышиным под Сталинградом, легкие немецкие самолеты типа советских У-2 с гулом появились в небе и, видимо, растратив все бомбы, стали расстреливать всех, кто был на палубе.

«Положили всех, всех 16 молодых ребят. А мы с Гришкой, наши каюты были в корме, выглядывали из трюма за этим боем. Страдали очень, а он аж захлебывался. И когда упал последний пулеметчик… Я-то знаю, что Гришка никогда не стрелял, но, заливаясь слезами: «Сволочи! Гады!», — он взлетел на капитанский мостик. Не знаю, как могло такое чудо произойти, он ни разу не стрелял, а тут повернул пулемет, и, плача, продолжал стрелять. Тут самолет залетает и на него летит», — впервые уверенный голос театрала чуть дрогнул, и он продолжил через небольшую паузу.

Вот я вижу картину такую: трасса — зажигательные пули из пулемета, и Гришка стреляет и кричит. И вдруг, там вспыхивает самолет и падает, и Гришка вздрагивает, отлетает от пулемета на перила, назад и упал. А на обшивке парохода — кровь. Гришку убило. Меня в тот момент ранило в ногу», — с болью и грустью вспоминает Андрей Аркадьевич он уверенно сказал, что страха не было. Он был механическим, как если на тебя замахнутся перед ударом. Ему было горько, он долго страдал лежа в своей каюте, но тогда он понял, что хочет продолжать бороться с врагом, записался радистом в армию, прибавив себе год, и оказался под Берлином.

Впереди его ждали невероятные ситуации, в которых было место подвигам и предательству.

 

 


Возврат к списку

X

Оставьте заявку на обратный звонок и мы вам перезвоним

Телефон*