Я должен быть объективен и судить по справедливости - Ялта лучше Ниццы
А.П. Чехов
Акции Заказ билетов
Крым, Ялта, ул. Кирова, 39
8 (800) 500-72-99 (звонок по РФ бесплатный)
Бронирование

Врач невролог-психиатр Гайфуллин Александр Рахимович

Врач невролог-психиатр Гайфуллин Александр Рахимович

07.11.2016 Я хочу познакомить наших читателей с  врачом неврологом-психиатром Гайфуллиным Александром Рахимовичем. Кроме колоссального опыта в деле лечения и спасения людей, Александр Рахимович обладает очень важным и ценным качеством – он очень  хороший человек. К нему тянутся дети и животные, незнакомые люди после получаса беседы с Александром Рахимовичем проникаются глубокой симпатией к врачу и, что очень важно – абсолютным доверием. Я ощутила это на себе. Договорившись об интервью, я пришла в кабинет Александра Рахимовича, и почувствовала себя не во врачебном кабинете, а как-будто в гостях у давнего друга. Тепло, уютно, спокойно. И хочется говорить и спрашивать. И чтобы эта беседа долго не заканчивалась. Поэтому, наша беседа в итоге приобрела не формат интервью, а разговора о многом. О самом важном – жизни, здоровье и душевном покое.

- Александр Рахимович, я знаю, что у вас большой врачебный опыт и несколько специализаций. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о себе.

- Я закончил Хабаровский мединститут по специальности психиатрия. Работал на Сахалине взрослым и детским психиатром, наркологом. В Свердловске (ныне Екатеринбург) на кафедре занимался проблемами депрессии, суицидологии. Работал с детьми, подвергшимися нападению, сексуальному насилию. Также пришлось работать кризисным психологом в Нефтегорске, оказывал экстренную помощь пострадавшим от катастрофы (В мае 1995 года землетрясением был практически стерт с лица земли пгт  Нефтегорск на Сахалине. Землетрясение считается одним из самых разрушительных за последние 100  лет. Погибли  более двух тысяч человек)

- Вы работали с людьми, как взрослыми, так и детьми, пострадавшими в результате несчастных случаев, катастроф, и нуждающимися в экстренной помощи. Но и  в обычное время возникают ситуации, когда требуется оказание психологической помощи. Когда  в семье случается такая беда, как рождение ребенка с серьезными проблемами в здоровье, помощь, наверное, должна быть и экстренная (момент оглашения диагноза), и длительная психологическая поддержка как больного, так и его родственников и близких. Какое Ваше мнение?

- Да, экстренная помощь предполагает несколько иные подходы к лечению. Вывод из шокового состояния, работа с возникшими фугами (в психиатрии - внезапное и кратковременное двигательное возбуждение в форме элементарных движений или действий (раздевание, бег и др.), которое сопровождается сумеречным помрачением сознания; симптом эпилепсии и органических заболеваний ЦНС). Скажу больше, та картина, что описана в учебниках, так сказать теория, не всегда соответствует тому, что происходит воочию. И порой очень трудно понять, как и что нужно делать. Есть такое понятие - «метод погружения». В любом деле. Например, если человека  бросить в воду, он начнет барахтаться, пытаться плыть. Включаются и сознание, и бессознательное. Так и здесь. Сначала может быть момент непонимания. А потом приходит четкое осознание того, что нужно людям здесь и сейчас.

- Это интуиция, подкрепленная знаниями и ранее приобретенным опытом?

- Да, именно так. Это принцип подобной терапии. При работе с жертвами землетрясения в Нефтегорске мне приходилось оказывать и хирургическую помощь, и психологическую. Не зря в институте учат всему (улыбается). Никогда не знаешь, что именно пригодится. Когда случается несчастье, человек пытается отстраниться, отгородиться от понимания и принятия случившегося. И чем больше, страшнее трагедия, тем, как правило, крепче и выше стена. И разрушить эту стену, чтобы помочь человеку – задача врача. Опять мысленно вернусь к трагедии в Нефтегорске. Порой мне приходилось сознательно провоцировать у человека агрессию, чтобы заставить его выйти из опасного для его здоровья и психики состояния.

- Но ведь это не только страшно, но, наверное, и опасно? Обезумевший от страха и горя человек,  потерявший самое дорогое - свою семью, родных и близких людей, да всю свою прежнюю жизнь под обломками того, что несколько часов назад было домом, может быть склонен к самым разным поступкам?

- Да. И поэтому со мной ходили бойцы ОМОНа. Важно было вывести человека из того состояния, в котором он оказался. Даже ценой личной опасности. Ну а дальше предстояло работать с психикой человека. Частым следствием таких потрясений являются отсроченные суициды. Человека вывели из состояния острого шока, но кроме горя от утраты любимых людей, он начинает чувствовать вину. Свою вину, за то, что он выжил, что не смог, не успел спасти мужа-жену-ребенка…

- Вот о чувстве вины: как избежать этого, и, если это чувство возникло – как с ним жить, я и хотела поговорить. Когда рождается ребенок с серьезными патологиями, родители начинают искать ответ на вопрос: «Кто виноват?» Винят себя, врачей, обстоятельства, да что угодно, в попытках найти ответ на этот вопрос. Как вы считаете, нужно ли задаваться этим вопросом и может ли это что-то изменить?

- Чувство вину – это разрушающее чувство. Это сочетание страха, аутоагрессии (наказания человеком самого себя) и защиты от этой внутренней агрессии. И мамам нужно знать о том, что она транслирует свое состояние на ребенка. И помнить, что ребенок, родившийся с проблемами в здоровье, хотя и ограничен функционально, возможно и психологически, но при ее активном участии может восстановиться. И вот на этот процесс должны быть направлены и физические силы, и эмоции.

- С чего же должна начинаться эта работа?

- Первое, что я рекомендую – это психодиагностика. Нужно пройти специальный экспресс-тест для оценивания психологического состояния. Внешне это простые вопросы, на которые человек отвечает, не задумываясь, без критического оценивания себя. Потому что критическое оценивание дает искаженный результат. Спонтанная деятельность, как правило, не обманывает, а максимально точно и четко дает целостную картину состояния человека на момент прохождения теста. После этого следующий этап: я убеждаю человека в том, что ему необходимо получить психологическую помощь. Причем, помощь эта должна быть регулярной.

- То есть, как ежедневно мама делает все необходимое для своего ребенка, так же постоянно, регулярно, она должна помогать и себе?

- Естественно. Очень важно убедить маму в том, что в процессе изменения ее психологического состояния, будет изменяться к лучшему и состояние ее ребенка. Ведь связь «мать – дитя»- это одна из самых крепких, мощных связей. Эта связь особенно крепка в первые месяцы и годы жизни ребенка, но она сохраняется и потом. Вот и получается, что получать психологическую помощь в ситуациях, о которых мы с вами говорим, нужно и матери, и ребенку. В отличие от медикаментозной помощи, психотерапевтическая помощь может быть кратковременной, но хорошо, когда она регулярна. Ну и, конечно, работу над собой тоже никто не отменял.

- Александр Рахимович, читатели нашего журнала, это люди, для которых ДЦП – это не медицинский термин, а ежедневная, ежеминутная жизненная реалия. Вы, как практикующий невролог и психиатр, имеете и опыт лечения людей с этим диагнозом, и свой собственный взгляд на возникновение, протекание этого заболевания, на методы лечения и реабилитации.

- Да, верно. Мне приходилось работать и с детьми, и со взрослыми, страдающими от этого серьезного заболевания. По всей вероятности, в самом диагнозе заложен ответ, как и почему возникают проблемы со здоровьем. Детский церебральный паралич. Появлению ребенка на свет предшествуют месяцы беременности, потом - роды и очень важны первые дни и недели жизни. Считается, что именно в эти  периоды повышен риск заболевания. Не буду говорить о необходимости и разумности ведения здорового образа жизни, как до беременности, так и во время нее. Об этом и так все знают. Но знать – одно, выполнять – другое. Общее состояние женщины, готовящейся стать матерью, напрямую связано с иммунитетом. Если иммунитет женщины ослаблен, нарушается естественный ход родов.  Есть факторы, которые предопределены генетически, а есть то, что происходит по воле случая: осложнения при родах, заражение инфекциями и проч. Можно долго анализировать случившееся, но я, как врач, считаю более правильным действовать – оказывать помощь.

- Александр Рахимович, общие рекомендации ясны. Но хотелось бы узнать подробнее о том, что предлагаете именно Вы.

- Я считаю, что в работе с людьми, страдающими ДЦП, работают те же принципы, что и вообще в медицине: лечение должно быть комплексным и включать медикаментозную терапию, постоянную лечебную физкультуру, ортопедо - хирургические методы лечения, психологическую помощь, логопедическую, санаторно-курортное лечение. Поскольку сейчас я работаю в санатории («Санаторий Кирова», Ялта, Республика Крым), я расскажу о том, чем мы можем помочь именно со стороны санаторно-курортного лечения. Это и климатотерапия, и физиотерапевтическое лечение, и бальнеолечение, и фитотерапия, и ЛФК, и массажи. С этого года в санатории с успехом используется радонотерапия. И, конечно, психотерапия и рефлексотерапия. В поверхностной рефлексотерапии, которую я использую уже восемь лет, я применяю перцовые и горчичные пластыри, точечное прогревание парафином по индивидуальным схемам. Также использую полынные сигары. Это не очень распространенный, но очень действенный метод лечения, при котором специальными лечебными сигарами воздействуют на биоактивные точки организма человека. Восточные специалисты предпочитают назначать этот метод совместно с иглоукалыванием, как дополнительную процедуру. Эффект наступает почти сразу. Прогревание полынными сигарами показано при заболеваниях костно-мышечного аппарата, при проблемах с суставами, при спазмах, параличах, также для восстановления энергии. Я собираю полынь в горах, высушиваю, но использовать сырье можно только через два года. Хотя можно использовать и готовые сигары, их можно купить.

Человек, пройдя курс лечения в санатории, может и дома применять некоторые из процедур, которые я даю. Мы составляем сборы для фитотерапии, я рекомендую фотографировать или снимать на видео мои сеансы поверхностной рефлексотерапии. Разрезать на квадратики перцовый пластырь и приложить к специальным точкам, или же, капнув парафином на биологически активную точку, тут же прикрыть парафин ватой, согласитесь несложно. Также применять суджок-терапию, что действенно, малозатратно и очень эффективно. Или, вместе со мной освоив мудры, их еще называют йогой на пальцах, применять их дома - тоже доступно всем. Ну а эффект от этих процедур можно оценить почти сразу, еще при пребывании в санатории. Конечно, иногда бывает, что эффект может быть отсроченным, и, только вернувшись домой, человек начинает замечать улучшения в своем состоянии. Но я всегда на связи, и у нас есть возможность, благодаря современным технологиям, поддерживать связь и продолжать общение в он-лайн режиме. (Адрес электронной почты и номер телефона Александра Рахимовича находится в редакции).  Но это – только как продолжение лечения. Для начала я должен увидеть человека.

Возможно, кому-то покажется, что все перечисленные методы слишком просты и вряд ли могут помочь в лечении и даже облегчении состояния. Но такое мнение ошибочно. Мой личный опыт врача, многолетние исследования этих методов свидетельствуют об обратном. Ваше право - проверить. Приезжайте!

-Александр Рахимович, мы беседуем  в кабинете, созданном вашими руками. Если бы наши читатели могли видеть чудесные витражи, созданные Вами! Никакие фотографии не передадут того света, той чистоты и яркости красок. Меня просто завораживают витражи на огромных окнах, через которые, минуя  кроны старых кипарисов, пробиваются лучи теплого крымского солнца, чтобы отразиться на стенах и на полу кабинета цветными узорами. Ваши рисунки, витражи, «ловцы снов», мозаики, мандалы настолько хороши, что с трудом верится, что Вы не имеете специального художественного образования.                                                                                    

 Вы ведь и арт-терапией занимаетесь?


  Витраж 2 мал.jpgВитраж 1 мал.jpg- Да, это ведь тоже одна из методик лечения. Причем, несмотря на достаточно недавнее ее обозначение (термин "арт-терапия" (Art Therapy) был введен художником Адрианом Хиллом в 1938 г.), возможно, одна из древнейших. Наскальные живописи наших предков – это ведь тоже арт-терапия.

 После неудачной охоты на зверя, или, может, от тоски в холодные и голодные зимние месяцы, наш далекий предок брал в руки кремниевый камень и царапал на стене пещеры линии, что складывались в рисунки. Летопись своих побед и поражений. И в эти минуты, часы, отступали и голод, и страх, и злость. Человек – созидал. И получал облечение. Такое вот «лечение» искусством.


 Витраж 3 мал.jpgВедь ни для кого не секрет, что творческие занятия отвлекают пациентов от переживаний и помогают справляться с болезнью. Выражение себя через занятие творчеством является безболезненным способом выражения чувств. Арт-терапия не имеет ни ограничений, ни противопоказаний  и является  безопасным методом снятия напряжения. Это естественный путь исцеления, когда негативные эмоции в процессе занятий каким-либо творчеством  преобразуются в позитивные. А позитивное мышление, как известно, это начало пути к выздоровлению. Несмотря на внешнюю простоту, арт-терапия — это достаточно глубокая форма психотерапии, дополняющая основную терапию при лечении неврозов, депрессий, при стрессовых ситуациях, повышенной тревожности. Да и просто, занятие творчеством делает жизнь человека интересной и насыщенной. Здесь проявляется и индивидуальность человека. Например, для начала я рекомендую самим подбирать и цвета, и формы. И человек спонтанно, интуитивно, бессознательно выполняет задание. При этом я провожу диагностику. На это занятие уходит дня три, но я уже знаю, с чем и как нам предстоит работать. Потом рекомендую что-то доработать, исправить. Иногда, например, люди подбирают цвета, которые в природе не сочетаются. Так выявляются дисгармонии внутри человека. 

 Арт-терапия мал.jpgЛечение определенных заболеваний подчиняется определенным законам. Не только лекарствами нужно и можно лечить, но и цветотерапией. Совместно с пациентом подбираются удачные, терапевтические сочетания цветов и форм. По моему совету человек изменяет созданное им, и происходит трансформация образа. Пациент, глядя на созданное им, осознает произошедшие изменения, осознает себя изменившимся. Изменяется и его общее состояние, и восприятие им самого себя, и окружающего мира. Когда я сам стал заниматься арт-терапией,  заметил, что я стал более внимательным, вдумчивым, ушла суета, наступило успокоение.

 - Александр Рахимович, при болезнях, таких, как ДЦП, человек зачастую ограничен не только в движениях, но и в общении. Мир человека сужается до размеров комнаты, квартиры. И это не может не влиять на психику, вызывая стрессовые реакции, депрессию, суицидальность мыслей. Что Вы можете посоветовать? Есть ли выход?

- Любая болезнь – испытание. И для больного, и для тех, кто его окружает. Статистика говорит о том, что на одного страдающего от телесного недуга приходится 7-8 людей, страдающих и сопереживающих – это члены семьи, близкие люди. Выход один: принять случившееся. Несмотря ни на что. Отрицание-это метод защиты. Но метод непродуктивный. Потому что, только приняв себя, человек может рассчитывать на прогресс. Если же есть отрицание, отторжение...Врач может помочь, но минимально – на соматическом уровне немного облегчить состояние больного. Но только осознание человека и абсолютное принятие себя позволит бороться с болезнью и одерживать пусть иногда и небольшие, но стабильные победы. И эти победы, движение вперед и есть единственный выход из, казалось бы, безвыходной ситуации. Да, болезнь – это испытание. А разве не испытание – война, голод, рабство? Кому что выпадает. Не нужно спрашивать «За что это мне?». Нужно максимально использовать те потенциальные возможности, которые не всегда использует даже физически здоровый человек. Стараться всеми способами адаптироваться, социализироваться. Использовать свой организм «на полную катушку», раскрывая свой потенциал, самореализуясь. Если бы все люди использовали ВСЕ свои возможности, то мы жили бы совсем в другом мире. Но природа человека такова, что, только попав в экстремальные ситуации, он «включается по полной» и начинает выживать. Только выйдя из зоны комфорта, человек может построить свой мир, а не жить по устоявшимся законам социума. Так что все – в наших руках. И наше здоровье – тоже.

- Спасибо Вам за беседу. И в заключение нашего разговора – несколько слов тем, для кого диагноз ДЦП – составляющая жизни.

- Хочу пожелать читателям вашего журнала – мужества и веры. Да, такая болезнь, как ДЦП – это серьезное испытание. Но вся история человечества, если вспомнить или перечитать мировую историю - это череда испытаний. Самых разных, испытаний и тела, и духа. И для чего-то они нам даются. Для понимания чего-то важного. Возможно, для преодоления. Для принятия себя. Для роста и взросления души. Кому – для чего. Живите, учитесь жизни. И помните о том, что жизнь – сама по себе высочайший Дар. А качество жизни – это уже дело ваших рук.

                                                                                      Беседовала Алена Иванина-Кучерова


Возврат к списку

X

Оставьте заявку на обратный звонок и мы вам перезвоним

Телефон*
Имя*
Пожелания