Я должен быть объективен и судить по справедливости - Ялта лучше Ниццы
А.П. Чехов
Акции Заказ билетов
Крым, Ялта, ул. Кирова, 39
8 (800) 500-72-99 (звонок по РФ бесплатный)
Бронирование

Жизнь с ДЦП – жизнь в движении

Жизнь с ДЦП – жизнь в движении

05.03.2017

Сегодня мой собеседник – известный всему Крыму человек. Итак, знакомьтесь: Субботин Фидель Александровичврач-физиотерапевт, мануальный терапевт, ректор Академии Терапевтического Тейпирования, академик АМТН, профессор РАЕ, doctor of science, honoris causa, кандидат медицинских наук. Президент Международной Ассоциации Специалистов Терапевтического Тейпирования. Автор концепций ортодинамика и векторное тейпирование. Автор четырёх монографий (две в соавторстве), двух патентов, трёх авторских свидетельств и более 80-ти печатных работ. Обладает многолетним опытом преподавания в разных странах – Россия, Казахстан, Украина. Обширная география семинаров и мастер-классов по терапевтическому тейпированию в России: Москва, Санкт-Петербург, Благовещенск, Владивосток, Екатеринбург, Краснодар, Крым, Новосибирск, Петропавловск-Камчатский, Ростов-на-Дону, Саратов, Уфа, Хабаровск, Челябинск.

Специализации: травматология – ортопедия, физиотерапия, мануальная терапия (висцеральная терапия, кинезиотерапия и т.д.), рефлексотерапия, нейродинамика, прикладная гомотоксикология, персонально ориентированный менеджмент боли. Выпускник Военно-медицинского факультета при Саратовском медицинском институте. Стаж работы по специальности - 30 лет. В настоящее время работает в КДЦ ООО «Санаторий Кирова».

- Фидель Александрович, Вы - врач в четвертом поколении. Хотелось бы поговорить с Вами вот о чем. Вы имеете колоссальный опыт в ортопедии, нейродинамике и физиотрерапии – эти специализации помогают в работе с пациентами с ДЦП. Расскажите, пожалуйста, об этом аспекте Вашей деятельности подробнее.

- Если говорить о проблемах людей с ДЦП, то я считаю, что самой важной на сегодняшний день проблемой является проблема грамотной диагностики. В медицине есть множество диагнозов, которые ставят, когда на самом деле не могут диагностировать: ОРЗ, вегето-сосудистая дистония (ВСД), нейроциркуляторная дистония (НЦД), плечелопаточный периартрит (ПЛП) и другие. За каждым этим диагнозом скрывается огромная недиагносцированная патология. Так же и с ДЦП. А что это: минимальная мозговая дисфункция, нарушение нейромоторных связей или что другое? Проще ведь поставить диагноз ДЦП, обобщив этой формулировкой широкий спектр патологий. Мы же, к примеру, на бытовом уровне, имея стандартный набор продуктов для приготовления борща, и, поручив его приготовление пяти хозяйкам, в итоге будем иметь пять разных вкусов, хотя все они будут называться - борщ. Такая же аналогия и в лечении. Должен быть базовый набор. Как бы ни ругали сегодня страховую медицину с ее стандартами, с алгоритмами, в этом есть необходимость. Что такое алгоритм диагностики? Это стандартизированный набор диагностических пособий при минимальных экономических вложениях, но дающих максимальную информативность. А что такое стандарт лечения? Это, опять же, стандартный набор лечебных мероприятий при минимальных экономических затратах, но дающий максимальную эффективность лечения при данном заболевании. Вспомним правило Вильфредо Парето: «20% усилий дают 80% результата, а остальные 80% усилий — лишь 20% результата». Так же это правило действует и в медицине: 20% навыков и умений дают 80% успеха. А вот те 20 оставшихся процентов и требуют 80 процентов усилий. Если говорить о детях с ДЦП, о детях с синдромом Дауна… хотя мне кажется более правильным называть их особенными, иными детьми, или детьми-ангелами… На недавней конференции я беседовал с коллегами из Санкт-Петербурга. Они нашли потрясающий подход к решению этой проблемы. Суть заключается в том, что у каждого ребенка есть своя задержка на реакцию. Например, вы просите ребенка дать вам карандаш. Но ребенок не реагирует сразу. Проходит тридцать секунд, а у кого-то – минута, или две, и ребенок – «включается». У каждого – своя временная задержка. И вот питерские врачи разработали такую систему обучения, при которой педагог, зная время задержки каждого ребенка, дает задание согласно секундомеру. И тогда ребенок начинает выполнять задание, и успешно справляется с ним.

- То есть, применяется индивидуальный подход?
img
- Конечно. Если мы говорим о детях с ДЦП. Я не буду говорить о психологической составляющей, это не мой профиль. А вот что касается опорно-двигательного аппарата, мышечной системы... Я все время говорю: специалист, который привык работать с людьми, у которых нет ДЦП, не сможет правильно, подчеркиваю – правильно!, работать с ребенком, страдающим ДЦП. Почему? Потому что у него иные мышцы. Да, строение тела как у всех, и мышцы такие же, но при этом у них совсем иное восприятие. Своего рода сбой программы. Почему ребенок с ДЦП не может правильно двигаться, выполнять правильные движения? Потому что у него идет хаотичность сигналов. У него нет четкой последовательности в работе мышц, очередности в их сокращении, в результате которой мышцы плавно и сбалансированно приводят тело в движение. И первая, главная задача – убрать эту хаотичность.

- Возможно ли это? И как это сделать?

- Есть различные методики, такие, как концепт Войта, PNF терапия, Бобат-концепт. Эти методы строятся на локомоторной гимнастике. Там нет построения работы со всем телом сразу. Концепт начинается с так называемых укладок. 40 укладок. То есть, в какую позу, как положить ребенка, чтобы убрать хаотичность движений. Допустим, три конечности находятся без движения, а двигается только одна. На неподвижной конечности как бы выключается нервный импульс. Нет движения – нет информации. А от одной конечности мозг может воспринять эту информацию.

- То есть, применяется сознательное сужение действия?

- Да, сужение диапазона работы. Вот, к примеру, рассмотрим совсем простой вариант: вы находитесь в толпе. Толпа шумит, гомонит. И тут в толпе вы вдруг видите знакомое лицо, человека, с которым хотите поговорить. Вы же отключаете весь этот шумовой фон? Вы сосредотачиваетесь на том, что вам говорит ваш знакомый, и только тогда вы его слышите, и он вас слышит. Тот же принцип и в работе с больными ДЦП – нужно убрать посторонние импульсы или максимально снизить их влияние. Расскажу вам историю, не знаю, насколько она достоверна, но очень поучительна, на мой взгляд… Где-то, кажется, в Бразилии, мужчина находился почти 19 лет в коме. И его семья, будучи глубоко религиозной, все эти годы молилась о том, чтобы он вышел из комы. И через 19 лет мужчина пришел в себя. Все стали говорить: «Случилось чудо!» На что члены семьи чудесно исцелившегося сказали: «Ничего удивительного, ведь мы молились». Да, сказали им, но ведь прошло целых 19 лет, и то, что он очнулся - ничто иное, как чудо! «Значит, у Бога в течение 19 лет просто не было времени посмотреть в его сторону, а на девятнадцатом году в одну из секунд Бог посмотрел в его сторону, все увидел и понял, что нужно помочь…»

- Безусловная вера, которая сама по себе – чудо, привела к такому результату?

- Вера – это раз, а два – длительность. Одна из самых главных проблем у ребенка с ДЦП начинается с родителей. Не в смысле, что болезнь ребенка – наказание за грехи родителей и проч. Эти суждения не в моей компетенции. А – взаимопомощь родителей. Вернее – мам. Ведь папы примерно в 90% случаев после рождения ребенка с серьезными патологиями «растворяются на просторах Родины»… И остается маленькая семья. Со своими страхами, проблемами бытовыми и финансовыми, психологическими, что, пожалуй, тяжелее всего. В Хабаровском крае один священник мне рассказал об интересном опыте. Мамы с детьми с ДЦП объединились, и организовали своего рода клуб. Кроме общения, обмена информацией, опытом, там практикуется следующее: поочередно одна мама оставляет своего ребенка под присмотром других мам и на 5-6 часов уходит, чтобы решить какие-то свои дела, или просто – сходить в салон красоты, или в кино, посидеть в кафе с подругами, чтобы отвлечься.
Когда мы говорим о реабилитации, вернее, абилитации детей с ДЦП, нельзя говорить только о работе с ребенком. В 70% случаев мы лечим больше родителей, чем детей. Для достижения успеха, хотя бы маленького, но значительного, необходимо в первую очередь работать с родителями.

- Связь мать-ребенок – это одна из самых прочных связей. Начавшись в беременность, она, как правило, не обрывается никогда. И, конечно, от физического и психологического самочувствия мамы зависит и состояние, в котором пребывает ребенок.

- Есть такая беда: зачастую родителей больного ребенка наши шарлатанствующие околомедицинские товарищи нацеливают на то, что произойдет чудо. И порой ты «становишься врагом», когда начинаешь разговаривать с родителями и объяснять, что все, что вы делаете сейчас, вам нужно будет делать всю жизнь, других вариантов нет. И вы или принимаете это как данность, или…делайте свои выводы. Какие? - решать вам и только вам. Часто от мам приходится слышать: это мой крест… Да не крест это! Просто именно ваша жизнь - такая. Отсутствие специализированных детских лечебных учреждений интернатного типа, куда можно поместить ребенка, где он получал бы профессиональную, квалифицированную помощь, причем, круглосуточно, многое усложняет. Мы не говорим о моральном аспекте: хорошо это или плохо, правильно это или неправильно. Каждый решает для себя. Для многих такие учреждения были бы выходом. Сейчас принято говорить о реабилитации больных с ДЦП. И вот это – неправильно. В данном случае правильно говорить об абилитации. Реабилитация – это восстановление того, что в силу различных причин (травмы, заболевания) было утеряно. А как можно восстановить то, чего и не было? А вот абилитация – это процесс, цель которого помочь приобрести или развить еще несформированные функции и навыки. Хотя задача и абилитации, и реабилитации одна: помочь инвалидам как можно успешнее социализироваться, устроить и личную, и профессиональную жизнь.

- Но, наверное, мероприятия как при реабилитации, так и и абилитации должны быть начаты как можно раньше? Тогда они успешнее и результативнее?

- Конечно. Должен заметить, что поздно начатая абилитация может оказаться малоэффективной и трудновыполнимой. Так бывает, например, в случае, когда дети с церебральными параличами, грубыми задержками речевого развития начинают получать помощь не в первые месяцы и годы жизни, а гораздо позже – лет после семи-восьми. Тогда как комплекс лечебных, педагогических, логопедических и других мероприятий надо начинать уже на первом году жизни. И тогда большая вероятность того, что ребенок к достижению им совершеннолетия будет максимально для своего состояния социализирован. Если мы не можем изменить физическое состояние ребенка с заболеванием, то мы обязаны под его навыки что-то приспособить.

- Фидель Александрович, расскажите пожалуйста, о методах вашей работы.

- Когда к нам привозят детей с ДЦП, мы всегда спрашиваем у родителей: что вы хотите? Ведь сам ребенок зачастую не понимает, что с ним не так, и как надо – чтобы было. Поэтому мы и обращаемся к родителям с вопросами: что вас больше всего беспокоит? Нарушение движения? Психоэмоциональные факторы – плаксивость, раздражительность, агрессия? С чего начинать работу? Ведь в идеале хочется сделать все, но это – невозможно. И понимание того, что ты хочешь сделать, и что ты можешь сделать, чего хотят родители – вот начало правильного пути к успеху, к результату. Если чаяния родителей совпадают с твоими возможностями – будет результат.

Мы в Москве проводим занятия с родителями. Не только с врачами-реабилитологами, физиотерапевтами, массажистами. Ни один специалист не может оказать пособие, конечно, в определенных пределах, лучше, чем мама. Массаж стоп, элементарная гимнастика – лучше мамы никто не сделает. Я могу профессионально помочь, показать направление, в котором вам нужно двигаться, научить вас необходимому тоже могу и сделаю это, но я не могу любить вашего ребенка больше, чем его любите вы. А любовь и доверие – это движущие силы.

- Вы - Ректор Академии терапевтического тейпирования. Расскажите, пожалуйста, об этом методе нашим читателям.

- Тейпирование – это использование эластичных лейкопластырей. Метод достаточно старый, процесс лечения лейкопластырем был запатентован 14 ноября 1893г, Патент США 508560. Всё новое – хорошо забытое старое. Второе дыхание метод получил после летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине, благодаря американскому хиропрактику Кензо Касе. Заключается в особых способах наклеивания эластичных лейкопластырей, растягивающихся в одном направлении (по длине пластыря) и не растягивающихся поперек. Основной принцип метода кинезиологического тейпирования — это метод лифтинга, улучшения и увеличения межтканевого пространства; тейпирование улучшает кровообращение, лимфоток, уменьшает спазм сосудов, облегчает рассасывание отеков. Суставные методы облегчают движение в суставах, укрепляют их. Тейпирование сейчас популярно. Как принято говорить – «в тренде». Только ленивый им не занимается, с чем, кстати, тоже приходится бороться. На наших семинарах по тейпированию, часто приходится видеть «работу» тех, кто, порой, не имея ни образования, ни знания, ни опыта берется за тейп. И в результате – получается живой «кокон».

- Но ведь задача тейпирования - не обездвижить тело, а сделать так, чтобы правильные движения было выполнять легко, а неправильные - трудно?

- Да. Наша задача: облегчить правильные движения, и сделать трудными – неправильные. Нужно создать такую модель движения ребенка, насколько это возможно в данной ситуации, которая будет ему удобна. И она же будет – физиологична.

- Отличается ли тейпирование пациентов с ДЦП от других?

- На обучающих семинарах по тейпированию больных с ДЦП наши специалисты работают только с детьми с ДЦП, потому что это иные мышцы, иные двигательные реакции, иное восприятие, и невозможно тейпирование ребенка с ДЦП показать на здоровом ребенке. Многие от тейпирования ждут чуда. Вот, мол, появилась очередная панацея. Когда появляется новый метод лечения, все стараются его опробовать на себе. Есть кинезиотейпирование спортивное, которое у всех на слуху. А терапевтическое тейпирование – это лечебно-реабилитационный метод. Здесь работа ведется уже с измененной структурой организма. Спортсмен же – изначально здоровый, физически развитый человек, обладающий великолепными двигательными навыками. У него своя физиология и даже психология, и для него – спортивная медицина с ее методами. В этом случае тейпирование дает дополнительный облегчающий эффект для достижения результатов в спорте. А организм пациента – это организм, чьи компенсаторные возможности уже минимальны. Я и своим ученикам всегда говорю: не путайте спортивные подходы и клинические. Спортивный подход – это когда возрастающая нагрузка привела к срыву адаптации и получается срыв в травму. У пациента же это всегда срыв компенсации. Это когда привычная нагрузка становится невозможной, потому что нечего компенсировать. И подходы здесь, соответственно, должны быть разными. Мы не можем от организма ребенка с ДЦП требовать спортивных достижений.

- Но ведь для человека с ДЦП золотой медалью может быть то, что он сможет сам стоять, самостоятельно донести ложку ко рту…
img
- Конечно! Самостоятельно одеться, или застегнуть пуговки, к примеру. Самое главное, что мы должны подходить к вопросу адаптации и абилитации детей с ДЦП с точки зрения не биологического возраста, а с точки зрения их неврологического возраста. С точки зрения их рефлекторного ответа на наши воздействия. Зачастую большая ошибка людей, что берутся за лечение детей с ДЦП или с неврологическими расстройствами, состоит в том, что они смотрят на паспортный возраст, на биологический возраст. К примеру, ребенку – 5 лет, и в этом возрасте он должен…И вот тут – ошибка! Он не должен, потому что – не может. Потому что его неврологический возраст составляет 2 года. И работать с ним нужно не как с пятилетним, а с двухлетним. То есть – только индивидуальный подход. Есть общая идеология, но подход – только индивидуальный. Иначе – никак. Кто-то из древних сказал, что болезнь – это как вино, налитое в разные сосуды. На вид – одинаково как-будто. Но – все зависит от сосуда, в котором оно находится.

- И каждый пьет его по-своему…

- Технология тейпирования в грамотных руках, это нужно подчеркнуть – именно в грамотных, позволяет реализовать много двигательных техник, которыми мы не могли раньше пользоваться. И тейпирование – это единственный метод, который работает 24 часа в сутки. Любые другие реабилитационные или абилитационные методики имеют временной зазор. После массажа, процедур, занятий ЛФК ребенок возвращается в свою привычную среду. Тейпами мы создаем «поле возмущения». Великий физиолог Петр Кузьмич Анохин говорил, что внешнее воздействие – это все для нашего понимания. Если вам ничего не сказать – вы ничего и не ответите. Нет обратной связи! А тейпом мы создаем новый, внешний сигнал, который начинает воспринимать мозг. В дневной жизни, при актах самообслуживания, во сне – тейп находится на теле и создает новый информационный поток. И здесь от искусства, грамотности и опыта врача зависит очень много. Когда говорят о стандартных схемах – их не существует.

- Существует около 1200 вариантов воздействия, наложения тейпов. Сколько может применяться одновременно?

- Мы говорим о трех слоях или направлениях тейпов. Это – максимально. Первый слой – это выполняющий работу, второй слой – поддерживающий, и третий – это корректирующий слой. Своеобразный, говоря современным языком, 3- D подход. Большой плюс тейпирования – обратимость этого метода. Выполненный массаж уже «не снять» со спины, сделанный укол уже действует, и никак это не отменить. А в случае тейпирования, если вдруг что-то пошло не так – просто снимается тейп и накладывается заново.
- А возможно ли некомпенсируемое ухудшение состояния пациента после применения тейпа?

- Нет. Есть только следовая реакция, когда может раздражаться кожа. Но мы снимаем тейп, убираем раздражение и все. В методике тейпирования есть два подхода: подход предварительно-подготовительный и подход стабилизирующий. Тейпирование дает возможность мышцам приобрести необходимую силу для совершения какого-либо движения.

Нервная система – это как улица с двусторонним движением. Нервные импульсы идут и в одну сторону, и в другую. Мы так устроены, мы так работаем. К примеру, чтобы зажегся свет – мы должны его включить. Но чтобы включить свет – мы должны получить информацию, что стало темно. Также и организм: он должен понять, что ему нужно. И тогда – делать это. Великий специалист по биомеханике, наш соотечественник Николай Александрович Бернштейн говорил о том, что часто правильное движение – это устранение избыточности движения. Если мы сможем устранить хаотичность движения, мы вычленим из этого хаоса правильные движения. То есть, ненужное – тормозим, нужное – облегчаем.

- При ДЦП метод тейпирования должен применяться постоянно? Или курсами?

- Все зависит от формы заболевания. Ведь ДЦП имеет много форм, много видов. Для кого-то из детей это будет постоянная поддержка. Например, когда на восстановление каких-либо двигательных навыков мы не можем рассчитывать, но мы можем отстабилизировать имеющиеся в тот период, когда на ребенке находятся тейпы. Есть те формы заболевания, при которых мы можем, убрав ненужные движения и сохранив правильные, значительно улучшить состояние.

- Фидель Александрович, я уверена, что многие родители детей с ДЦП хотели бы задать Вам следующий вопрос: возможно ли, обучившись на курсах по тейпированию, в дальнейшем самому накладывать тейпы? Или каждый раз необходима помощь специалиста?

- Мы проводим семинары, мастер-классы по Войта-рефлекторной гимнастике, по тейпированию. Нужно учитывать ту многоуровневость заболевания, ту многоформенность проблемы. Та ситуация, в которой может помочь специалист с видимым реализуемым эффектом – это работа специалиста. Та ситуация, когда с ребенком нужно работать постоянно: в режиме локомоторной гимнастики, в режиме тейпирования – этому лучше обучать мам. Пусть они будут менее профессиональны для других, но для своего ребенка они будут максимально профессиональны. Потому что мама будет видеть постоянные изменения: что происходит, какая динамика. Конечно, мы рекомендуем раз в два-три месяца приходить к специалисту, чтобы он мог оценить, насколько результативно проходят занятия, отследить динамику, возможно, что-то подкорректировать. И это взаимодействие будет максимально эффективно.

- А занятия лучше проводить индивидуально, или больше пользы будет от групповых?

- Ребенку с врожденными двигательными нарушениями сложно объяснить, как нужно правильно двигаться. А вот когда он видит, как другой мальчик или девочка садится, или ползает, или пытается ходить – он начинает подражать. То есть, вместо «объяснить - как», лучше «показать – как». И опять же, у детей развит соревновательный момент. И, несмотря на то, что у всех – свои проблемы со здоровьем, свои нарушения, это работает положительно. Социализация очень важна в плане организации и досуговых мероприятий, и обмена информацией, и общения. Кто-то уже прошел определенный путь и ему есть чем поделиться, возможно, что-то посоветовать, а иногда от чего-то предостеречь. Ведь не секрет, что есть так называемые «чудесники», которые гарантируют полное исцеление от тех болезней, которые априори лечению не поддаются. Но многие родители, в отчаянии и нежелании принять случившуюся данность, и жить с пониманием проблемы, но при максимальном решении ее, в поисках того самого «чуда», готовы тратить все, что имеют: материальные средства, время, силы, собственное здоровье и здоровье ребенка, испытывая «супер-эффективные» методики, лекарства, которые при самом благоприятном исходе – просто не навредят. А ведь бывает всякое… И такие вот сообщества, социальные организации, клубы, организации, как их ни назови, способны предостеречь от подобных опасных шагов.

- Вы говорили, что дисциплинированный пациент достигает большего, чем надеющийся на чудо.
img
- Конечно. Я, увы, не всегда могу решить ваши проблемы. Но я могу научить вас с ними жить. Врач – это не транспортное средство к цели, а скорее путеводитель. И вот что хочу отметить: порой люди, не имеющие средств и возможности пробовать новые методики, ездить по миру от одного специалиста к другому, но системно и дисциплинированно выполняющие грамотные предписания врачей, достигают и имеют больший результат, чем те, кто порой просто истерично «борется за здоровье». И примеров этому – множество. Любое лечение – это всегда этап. А этап – это цепь. И цепь должна быть непрерывна.

- Спасибо Вам, Фидель Александрович, за такую интересную и информативную беседу. И, пожалуйста, в завершении нашего разговора, несколько слов для читателей нашего журнала.

- Основное пожелание, адресованное в первую очередь мамам – это не опускать руки. Потому что у вас – особенные дети. Они живут в особенном мире. И то, какой будет этот мир – зависит в основном только от вас. Еще хочу пожелать, чтобы у вас было понимание - возможного. И это, пожалуй, самое сложное. Понять и принять. Не бежать к шарлатанам, отнимающим ваши деньги, а потратить эти деньги на что-либо важное для ребенка: более удобную обувь и одежду, более удобный стул, кровать, специализированные противопролежневые матрасы, да много чего другого, что облегчит жизнь и быт и вам, и вашему ребенку. Не ждать чуда, что вот кто-то придет, позвонит в вашу дверь и сотворит то самое чудо. Чудо в этом случае – то, что сотворено вашими руками, когда ваш ребенок после ваших занятий с ним на миллиметр выше поднял ручку, или прошел на один шаг дальше. Ежедневная, кропотливая, порой тяжелая и рутинная работа, ваша и врача – вот она и приводит к чуду. Хочу пожелать терпения и сил родителям. И я, как доктор, вам рекомендую, даже - настаиваю: следите за своим здоровьем. Ради ребенка, ради вашей с ним жизни. Живите, дышите полной грудью, радуйтесь каждому дню, и будьте максимально здоровы и счастливы. Несмотря ни на что!

Беседовала Алена Иванина-Кучерова
ООО «Санаторий Кирова», город Ялта, Республика Крым

"Курорт - не развлечение!" Как правильно отдыхать на курорте, рассказывает врач консультативно-диагностического центра в санатории Кирова, кандидат медицинских наук, Фидель Александрович Субботин.


Возврат к списку

X

Оставьте заявку на обратный звонок и мы вам перезвоним

Телефон*
Имя*
Пожелания